Рубрики

Новости

Страницы

О блоге

Архив

Август 2016 Июнь 2016 Февраль 2016 Декабрь 2014 Октябрь 2014 Сентябрь 2014 Май 2011 Сентябрь 2010 Февраль 2010 Январь 2010 Ноябрь 2009 Октябрь 2009

Календарь

Декабрь 2014
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт   Фев »
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  
 

Но останется память

9 Декабрь 2014

10 июня 2003 года остановилась моя жизнь. В этот день погиб в автомобильной катастрофе сын Саша. Я растила сыновей без отца, муж умер давно, когда они были еще маленькими. Олег отбывает срок, незаслуженно долгий, на мой взгляд, и ничем мне помочь не может. А Са-ша был моей единственной надеждой и опорой. Он мне во всем помогал, а тепферь я совсем одна, больная - ни огород посадить-убрать, ни дров привезти, нечем даже отапливать квартиру, замерзаю. Но главное, уже и не надеюсь найти забвение от страшного горя. Только боль и боль в душе, беспросветные от слез дни и бесконечные бессонные ночи.

Валентина Музырова
г. Западная Двина,
Тверская область

Трудно что-либо посоветовать в ответ на такое письмо - я прекрасно пони-
маю, Валентина швановна, что никакие слова не облегчат боли матери, сын которой умер год с небольшим назад. Должно пройти время. ш должна произойти некоторая внутренняя работа - работа души, чтобы боль отошла в прошлое, а горе переплавилось в светлую память о погибшем человеке.

Особенно горько, когда умирают молодые, когда смерть неожиданна. К сожалению, такое в нашей жизни встречается все чаще: молодые гибнут в «горячих точках», разбиваются на дорогах, получают смертельные ранения в драках, умирают от «передоза», гибнут в техногенных катастрофах… Слишком нелегко в наше время быть молодым!

Как смягчить боль утраты? Что может помочь? Как человеку, опустошенному смертью близкого, вернуть себе смысл жизни и восстановить душевное равновесие?

Каждая утрата уникальна и каждый человек одинок в своем страдании. Поэтому психологи предпочитают давать только индивидуальные консультации, и уж никак не заочные. Но я понимаю, что Валентине швановне, как и многим ее товарищам по несчастью, проживающим в маленьких городках и деревнях и не имеющим лишней копейки даже на буханку хлеба, кощунственно советовать обращаться к психоаналитику. Поэтому я возьму на себя смелость дать какие-то общие рекомендации в надежде хотя бы чуть-чуть помочь осиротевшим матерям и отцам если не пережить горе, то понять, что они в своих страданиях не одиноки, что есть печальный опыт многих поколений, позволяющий мне сказать сегодня Валентине швановне: «Поверьте, острота боли все-таки притупится, а память останется. шзбавиться от горя невозможно, но можно пройти через него, не только не разрушившись душевно, но став мудрее и сильнее».

К сожалению (или, может быть, к счастью), не существует волшебной пилюли, проглотив которую, человек мог бы сразу перестать печалиться. Горе неизбежно, и оно имеет свой смысл - рана болит заживая. Чтобы горе пережить, требуется время - во многих религиях и культурах сохраняется мудрая традиция траура, когда в течение полугода или года человеку не только позволено, но и предписано горевать. Эта традиция выражает уважение не только к умершему, но в первую очередь к тем, кто остался жить.

Когда несчастье только обрушилось на человека, он обычно настолько ошеломлен утратой, что словно цепенеет. Он может выглядеть отсутствующим и равнодушным. На самом деле это не равнодушие, а как бы душевная анестезия, своего рода психологический наркоз, которая не дает почувствовать сильную боль. Она обычно сопровождается телесной слабостью, снижением давления, потерей аппетита, вообще отсутствием каких-либо желаний.

Такое состояние длится от нескольких секунд до нескольких недель. Опять можно задуматься о мудрости традиций, на этот раз - о мудрости ритуального плача. Если человеку удалось выплакать, вы-кричать свое горе, он, как правило, выходит из оцепенения.

Потом, когда рассудок уже принял факт смерти близкого человека (и можно вполне здраво включиться во все хлопоты, которые влечет за собой смерть, - похороны, оформление соответствующих документов, наследство и т.д.), чувства и привычки продолжают сопротивляться этому - среди шума голосов может померещиться голос умершего, в толпе можно «увидеть» его фигуру. Человек в это время еще не совсем вернулся к реальности. Этот этап обычно продолжается недолго, надо позволить себе пережить его без страха.

А потом наступает самый тяжелый период, когда страдания достигают такой силы, что пережить их, кажется, невозможно. На скорбящего обрушивается много тяжелых чувств: одиночество, заброшенность, отчаяние, обида, вина… Обостряются воспоминания об умершем, осознание того, что все, связанное в ним, осталось в прошлом, что ничего уже нельзя изменить, причиняет нестерпимую боль.

Здесь, конечно, не может быть общих рекомендаций: кому-то становится легче от совместных воспоминаний, кто-то, как вы, Валентина швановна, находит уте-шение только в одиночестве на кладбище, кто-то с головой уходит в работу. Но надо учиться продолжать жить.

У вас ведь есть еще один сын. Олег жив, и вы нужны ему как никогда. Может быть, именно ваша поддержка заставит его постараться заслужить досрочное освобождение.
А Саша… Его, увы, не вернешь. Но, как писал российский философ М.М. Бахтин, «за погребением и памятником следует память».

Постепенно привычка вспоминать ушедшего человека как живого сменяется привычной памятью о нем - о человеке, чья жизнь свершилась, завершилась и осталась в прошлом. Чем дальше, тем ваши воспоминания станут светлее, свободнее от чувства покинутости, вины или обиды.

Острые приступы горя могут время от времени возвращаться, но в целом станет немного легче. Обычно спустя время человек из своего настоящего уже может без боли смотреть на оставшуюся в прошлом близость с тем, кто ушел навеки. Память о нем находит свое место в продолжающейся жизни.

Оставить комментарий

Рейтинг@Mail.ru
© 2004-2016. Все права защищены. Воспроизведение материалов без письменного разрешения ЗАПРЕЩЕНО.
Создание и поддержка сайта - Редакция сайтов.